Интимная жизнь двух близких людей – это всегда целый мир, полный и радостей, и проблем, и разочарований, и счастья. Принято думать, что в браке основной инстинкт – вовсе не основной. И страсть угасает очень быстро. Но что, если у одного из супругов желание просто не возникает? Что, если оно вдруг исчезло безо всякой на то причины? И возможно ли сохранить брак, если секса в нем больше нет? Мы публикуем для вас откровенное письмо молодой женщины, которая столкнулась с этой неоднозначной и болезненной ситуацией.

Елизавета, 32 года

«Ты любишь его, а он любит тебя. Но все это не имеет значения. Твой муж тебя не хочет»

«В этом невозможно признаться даже самой себе.

Твой муж тебя не хочет. Ты красива, умна, сексуальна, ты веселая и у тебя много друзей. Ты любишь его, а он любит тебя. Но все это не имеет значения. Твой муж тебя не хочет.

Обычно, когда сталкиваешься с проблемой, думаешь: «Почему я? Как это могло случиться именно со мной?» Это эти вопросы разъедают тебя как кислота. Ты мечешься в поисках решения, но чем больше ты стараешься понять, в чем твоя вина, тем сильнее это тебя ранит. Потому что вины здесь твоей нет. Просто так случилось. Но от этого не лучше.

Наши с мужем отношения никогда не строились на одной лишь страсти. Мы были больше друзьями, чем любовниками. Но именно это делало нашу сексуальную жизнь такой простой, без всяких  «заморочек» и претензий. Мы взрослели вместе, узнавали друг друга, наши желания, тайные фантазии, какие-то мелкие грешки. Ну, как это всегда бывает в паре.

И сколько бы ни пыталась, я не могу вспомнить тот самый момент, когда наша постель начала остывать. Не было никаких жизненных переворотов, типа рождения ребенка, потери работы или измены. Я не набирала двадцать кило лишнего веса, а он не впадал в депрессию среднего возраста. Просто день за днем, месяц за месяцем мне открывалась ужасная реальность – муж не хочет заниматься со мной любовью.

В панике я провела ревизию. Вроде бы все было на месте: нежность, доброта, любящий взгляд, внимание. Пропало одно – желание. Как воспитанная в лучших советских традициях девочка, я совершенно не умела заявлять о своих законных правах на секс. Что мне оставалось делать? Мои неуклюжие попытки соблазнения, подкрепленные дурацкими статьями типа «10 способов вернуть страсть вашим отношениям», каждый раз терпели полный крах. Муж смущенно мямлил что-то про «устал, вымотался, извини, в другой раз». И я, цокая каблуками, убегала рыдать на кухню, чувствуя себя полной идиоткой в этом корсете с шелковыми кисточками на сосках.

По утрам я каждый раз убеждалась, что проблем с эрекцией у мужа нет. Но уж лучше б были. Потому что меня накрыла жестокая, изматывающая ревность. Я была уверена, что у мужа «завелся» кто-то, кто способен его завести. Украдкой, покрываясь испариной от страха, я просматривала его сообщения и почту, прощупывала каждый шов его рубашки и трусов, заявлялась к нему в офис без предупреждения. В общем, вела себя как психопатка и была противна сама себе. Я была всего лишь в шаге от того, чтобы купить парик, нацепить темные очки и начать выслеживать своего мужа.

Но потом случился разговор. Тот, которого я в ужасе ожидала, но всеми силами старалась избежать. Ведь я по-прежнему надеялась найти какую-то вескую причину. А значит – и возможность все исправить. Но слова мужа прозвучали как приговор. Он сказал, что любит и верен мне, и все у нас хорошо, но ему почему-то совсем не хочется заниматься сексом, ни со мной, ни с кем бы то еще. Мой робкий писк «А может нам поговорить с психологом?» был раздавлен его жестким «Нет. У меня все в порядке».

Это было как удар в солнечное сплетение. Но мир не рухнул, и наш брак не распался в ту же секунду. Мы остались там, где мы есть. Только вот что делать, как поступать и как жить в новых обстоятельствах я не имела ни малейшего понятия.

Оказалось, что секс ничем не заменить. Даже не сам процесс, а всю эту игру. Намеки, шутливые непристойности, прикосновения, ласки, доводящие до экстаза.  Любые попытки заменить это казались суррогатом. Мы были молоды и здоровы, мы любили друг друга, но теперь это выглядело как насмешка. Чувствовать себя одинокой рядом с любимым – это жестокое испытание. Как и для него – видеть мои слезы, выслушивать истерики и мольбы обратиться к специалисту. Все было бесполезно. Я чувствовала, будто живу в доме без одной стены. Стало очень холодно и неуютно. Я угрожала, уговаривала, устраивала бойкоты и делала вид, что готова уйти. И это было очень унизительно для нас обоих.

Бессонными ночами я размышляла, в конце концов, так ли важен секс? И достаточная ли это причина оставить родного мне человека? По сути, я убеждала сама себя, да и ладно, проживем и так. Хотя, в глубине души понимала, что ни черта здесь не ладно. Что я не могу просто взять и задушить свое либидо, свою женскую сущность.

Мой муж все понимал, был ласков и участлив, а мне просто хотелось закричать от этой его доброты и понимания. Я чувствовала себя в ловушке. Уйти было бы предательством. Но и оставаться было выше моих сил. Я впала в черную меланхолию. Я понимала, что все это гормоны, и женский организм требует свое и прочие «бла бла». Но все равно было очень больно. Я знала, что отдаляюсь от мужа, и этим делаю еще хуже. И постепенно я сама превратилась в разрушительницу нашей семьи, а вовсе не он. Причина всех наших ссор как-то стерлась, и я играла роль плохого полицейского. Все окончательно запуталось.

Прошел год. Год диких метаний, скандалов, слез, моих бездарных визитов к психоаналитику, депрессии, моего побега на три месяца, которые ничего не исправили. Мы просто начали все сначала. Крошечными шажками, кропотливо, осторожно мы начали восстанавливать то, что потеряли. Мы вспомнили, как сильно мы доверяли друг другу и как делились всем, что было у нас на душе. Мы накупили книг по сексологии, прочли и забросили их все в угол. Мы придумали свой собственный способ, и это помогло отреставрировать наш брак трещинка за трещинкой. Просто потому что мы очень хотели быть вместе. Это трудно, и порой мне кажется, что все усилия зря. Но потом снова приходит надежда, что у нас все получится. И пусть это будет не прежней шквал страстей, но мы обязательно вырастим что-то новое, что-то очень чувственное, глубокое, дающее радость нам обоим».