С чем у вас ассоциируется словосочетание «молодой преподаватель»? Для некоторых это синоним привлекательной учительницы в обтягивающем платье. Так и наша героиня — еще на педагогической практике она поняла, что ей могут нравится… собственные ученики.

Юлия, 27 лет

«Мы шли к своему счастью назло предрассудкам»

«Мой психолог говорит, что я стала преподавателем из-за своей низкой самооценки. Мне важно, чтобы меня высоко оценили. Причем, как с профессиональной точки зрения, так и в личной жизни. Не знаю, насколько он прав: себя я так не ощущаю, но возможно просто не понимаю, что мной движет. Разобраться я бы действительно хотела, поэтому рассказываю вам свою историю. 

Я хотела быть учителем русского языка и литературы с ранних лет: у мамы дома сохранились мои дошкольные тетради, в которых я вела импровизированный список фамилий выдуманного класса. Я ставила детям оценки и вела уроки. Поэтому моя жизнь была определена еще до того, как я сама пошла в школу. 

Училась я на отлично, с легкостью поступила на филологический. Во время педагогической практики на четвертом курсе меня отправили, как самую лучшую студентку курса, в одну из привилегированных гимназий в центре города. Идти туда я боялась: по слухам, привозили учеников личные водители, а родители владели крупнейшими компаниями. Так, в общем-то, и было. С той лишь разницей, что я почему-то понравилась ученикам своего класса — хоть мне и дали восьмиклассников. 

Первую неделю практики я ходила как в тумане: ночами готовила конспекты, перечитывала произведения списка по литературе, и репетировала свою речь перед зеркалом. Также пришлось значительно обновить гардероб и сбросить пару килограмм: это придало мне уверенности. На второй неделе я стала замечать неподдельный интерес со стороны мужской половины класса. И это мне понравилось. У меня не складывалась особо личная жизнь, поэтому тогда я все списала на данное печальное обстоятельство.

Я поделилась тайной со своей лучшей подругой, она все списала на гормоны и в принципе заниженную самооценку. Я задумалась, но тоже всерьез особо не воспринимала. До того момента, когда я не обратила внимание на Вадима. Он так проникновенно читал стихи, так смотрел на меня… Я начала вызывать его все чаще к доске, участвовать в литературных дискуссиях и с ума сходила, если его не было на моих уроках. Как он признался мне позже, он также обратил на меня особое внимание, но не хотел, чтобы кто-нибудь понял это. 

Практика закончилась, на пятом курсе я по распределению попала в другую школу, поэтому с Вадимом связь была утеряна. В другой школе мне достались пятиклашки, и мне было не до амурных взаимоотношений. Когда я выпустилась, я знала, куда я пойду устраиваться на работу. 

С моим красным дипломом меня приняли без особых проблем. И при небольших усилиях я попала в тот самый класс. Когда я вошла, Вадим одарил меня такой улыбкой, что я поняла: у нас есть будущее. Учебный год пролетел незаметно: наступило лето перед 11 классом, и Вадим попросил меня помочь ему в подготовке к ЕГЭ. 

Если вы думаете, что мне все эти эмоции дались легко, вы ошибаетесь. Настолько долгих и мучительных месяцев, пока мы занимались, не говоря о своих чувствах, у меня давно не было. Он был так близко, что я могла дотронуться рукой, но в тот же момент так далеко. Между нами была не такая большая разница в возрасте, но такая большая пропасть из предрассудков. 

Но так долго не могло продолжаться. Во время одного из занятий, когда мы обсуждали письмо Татьяны к Онегину, он сказал: «Юль, я люблю тебя». И я, как мне показалось, перестала дышать. Я покраснела, выбежала из квартиры и взяла больничный. Неделю я просто лежала и смотрела в одну точку: мне казалось, что мир рухнул. Я любила Вадима, но не могла нарушить эту тонкую линию между нами. 

Я получала от него смс несколько раз в день. Он писал, что хочет поговорить и обсудить то, что произошло. Встретились в парке, проговорили до вечера, решили не торопить события и оставить все, как есть. 

11 класс мы еле пережили: мы не могли быть рядом и не дотрагиваться друг до друга. Это было невыносимо, но мы справились, зато выпускной навсегда останется в нашей памяти. Да, сейчас мы вместе, но я постоянно боюсь, что Вадим уйдет к другой. Мне тяжело осознать, что все хорошо и что наша разница в возрасте вполне нормальна (а она и правда не критична!). 

К нашим отношениям вряд ли можно применить синоним «нормальные». Флирт Вадима дает о себе знать. Я мониторила его соцсети и видела, что он общается с ровесницами. И в эти моменты я чувствовала, что это мой ребенок: настолько все по-детски наивно в его разговорах. Я закатывала скандалы, говорила о том, что чувствую себя учительницей. А он напрямую отвечал: «Да, ты же уже как моя бабуля». И хлопал дверью, уходил из дома. 

Все вечера я проводила одна в тот период. Он постоянно уходил, каждый вечер, я лезла на стены, впадала в истерики, ревела, как в лучших драматических сериалах. Он возвращался, я набрасывалась на него с порога, но все заканчивалось в постели. Так продолжалось около полугода, пока ко мне в гости пришла его мать. 

Я не знаю, как она узнала о нашей связи, наверное, проболтался Вадим. Но, когда на пороге моей квартиры появилась строгая леди, я сразу поняла кто это. Наш разговор не был долгим: она предложила крупную сумму денег взамен на то, что я расстанусь с ее сыном. Ни слова больше. Я отказалась, накричала, захлопнула дверь и осела на пол. Так я прорыдала до прихода Вадима. 

Он пришел в полночь. Рассказал о том, что родители настаивают на учебе за рубежом, что я могу приехать к нему. Что он подумывает согласиться, ведь это будущее. Что он заработает нам счастливое безбедное существование. Я послала его ко всем чертям, собрала чемодан и выставила за дверь. 

Но перед отлетом мы вновь встретились, вновь все закончилось в постели, вновь я проревела неделю после его отъезда. Мы переписываемся постоянно, и ждем возможности быть вместе. 

Только, к сожалению, и я не до конца честна: мне нравится ученик в моей школе. Правда он не в моем классе, но я вижу его на переменах. Я не знаю, в чем причина: возможно, мне нравится чувствовать себя выше по статусу, возможно, просто я редко общаюсь с мужчинами старше. Но мне действительно интересны парни младше меня, я ничего не могу с этим поделать. 

Хотя и борюсь с этим».