Как часто вы влюбляетесь? А как бы вы отреагировали, если бы ваша половинка ушла … к вашей лучшей подруге или другу? Вряд ли были бы счастливы. Но что поделать, если это любовь? Стоит ли осуждать? Ответы на все эти вопросы дала наша героиня.

Ольга, 26 лет

«Вместе мы были только ночью: спали, отвернувшись друг от друга»

«Мы познакомились с Мишей в 2014 году, мне было 22 года, ему — 24. Мне казалось, что он старше меня на целую вечность — настолько образованнее и начитаннее он мне оказался. Нам было невероятно интересно вместе: мы ходили на выставки, в кино на старые черно-белые фильмы, встречались с его друзьями из творческой тусовки. Я с задатками писателя, он — подающий надежды музыкант. 

Это была наша первая влюбленность, первые серьезные отношения, мы тонули друг в друге, обожали каждую минуту проводить вместе. Несмотря на плотные графики работы и учебы, мы обязательно встречались по вечерам или хотя бы разговаривали по телефону. А секс был таким, что я переносилась на то самое седьмое небо. 

Как-то раз Миша познакомил меня со своим лучшим другом — Вадимом, солистом одной местной рок-группы. Вадим был чертовски хорош собой, как и все мальчики-вокалисты. Брюнет, кудрявые волосы, стройное накаченное тело и невероятный бархатистый голос. Мы с Мишей пришли поддержать группу на одном из крупных фестивалей: и девочки от 12 до 20 были просто повсюду. Все хотели внимания Вадима. Во время нашего знакомства, как мне кажется сейчас, у нас уже проскользнула какая-то искра, некоторая симпатия, но тогда я никакого значения этому вообще не предала: подумаешь, смазливый парнишка. Тем более, что Миша буквально на следующий день выступил с серьезным предложением. 

Нет, он не встал на одно колено (хотя я была готова даже на свадьбу), но предложил переехать к нему. Я, признаться честно, итак перевезла к нему половину своих вещей и частенько оставалась не только на выходных, но и среди недели. Но, тем не менее, официальное предложение прозвучало только тогда. Мне кажется, я была настолько счастлива, что могла зарядить своей энергией солнечную батарею. 

Подруги тоже были рады за меня: нам всем казалось, что все идет своим чередом, и логичным продолжением должны были стать брак, создание семьи и дети. Всем было это понятно. Но, как в одном из глупых романов, произошло то, что можно обозначить емким словосочетанием «как гром среди ясного неба». 

Я поняла, что влюбляюсь в Вадима. Ситуация усугублялась тем, что мы очень много времени проводили в общей компании друзей, и я, порой случайно, порой специально, старалась как можно чаще оставаться с ним наедине и заводить разговоры по душам. Он и не сопротивлялся. Нам было все ясно: между нами химия.

Сегодня я нередко отматываю события назад и пытаюсь понять, чем так сильно меня зацепил Вадим. Да, возможно, своей привлекательной внешностью, да, возможно, дерзкой манерой общаться и бескомпромиссными мнениями по любому поводу. И эти глаза. В них я была готова утонуть. 

Но мы никаких границ не переходили, мне вообще казалось немыслимым то, что происходило со мной. Даже на работе стали замечать, что я как-то «по-особенному» выгляжу в те дни, когда у нас планировалась совместная вечеринка. Так продолжалось около года, у нас с Мишей страсть постепенно начала затухать, у него прибавилось работы, у меня поубавилось пыла стать счастливой ячейкой общества. Вместе мы были только ночью: спали, отвернувшись друг от друга. По выходным мотались по бытовым делам, а также пытались хотя бы немного времени посвятить творчеству. 

Поэтому когда одна наша приятельница решила отметить свой день рождения на выезде с палатками и ночевкой, мы с радостью согласились. Я, по большей части, из-за Вадима. Миша не смог решить вопросы с работой, и это стало роковым моментом наших с ним отношений. 

Весь день проходил как обычно: мы все загорали, купались и играли в волейбол. С наступлением вечера градус вечеринки начал неумолимо расти вверх. Я никогда не считала алкоголь оправданием гнусных поступков, но тут мгновенно списала все на него. Вадим весь вечер смотрел на меня, а затем позвал поговорить. Я уже понимала к чему все идет. Поэтому когда наши губы слились в страстном поцелуе решила, что подумаю об этом завтра. Ночь мы тоже провели вместе, а уснули под утро, долго разговаривая обо всем на свете. Вадим признался, что влюбился с самого первого взгляда, я тоже рассказала о своей симпатии. Тему Миши мы старательно обходили стороной. 

Рабочая неделя, следовавшая за произошедшим, была для меня настоящим мучением. Я избегала любых разговоров с Мишей, и, как впоследствии он сам рассказывал, изменилась кардинально. Да, во мне перешли грандиозные перемены: я поняла, что люблю по-настоящему Вадима, и весь этот год любила только его, а вовсе не Мишу. Но сказать обо всем просто не хватало духу. 

С Вадимом у нас закрутился тайный роман, который мы тщательно скрывали, встречаясь на съемной квартире на другом конце города. Я была будто во сне: жила механической жизнью, считая секунды до встречи с любовником. Так продолжалось полгода. Но, как ни банально бы это звучало, все тайное всегда становится явным. Не выдержал Вадим. Он вызвал Мишу на разговор, закончившийся, естественно, дракой и взаимными упреками. 

Я ожидала, что Миша выльет на меня всю свою ненависть. А он просто сел на полу на кухне и заплакал. 

Но я втайне была рада: теперь наше будущее с Вадимом обретало новые очертания. Но когда наша с ним эйфория недельного забытья прошла, мы поняли: теперь у нас нет друзей. Город маленький, практически все наши общие знакомые в курсе как подло мы оба поступили. Миша даже смотреть в мою сторону не хочет, а мои родители практически не общаются со мной. 

От нас отвернулись все. Несмотря на то, что мы так долго этого ждали, совместная жизнь оказалась не такой прекрасной, как мне казалось вначале. Творчество не всегда приносит денежный доход, поэтому вся бытовая часть теперь держится на мне. Вадим начал пропадать по ночам, находя отговорки о том, что концерт задержали. А я устала от того, что у меня нет ни одного родного человека в этом городе. 

Вот так любовь может быть как созидательным чувством, так и разрушительным, сметая все на своем пути подобно урагану».